Ольга Митирева (olgamitireva) wrote,
Ольга Митирева
olgamitireva

Интернаты и люди

В понедельник, 23 ноября, меня пригласили поучаствовать (в качестве слушателя) на семинаре для сотрудников психоневрологического интерната № 18 г. Москвы о правах граждан, проживающих в подобных учреждениях. На семинар меня пригласила Юлия Барановская, которая уже два года вместе с другими волонтерами навещает проживающих в ПНИ № 18.

Семинар проводили представители благотворительной общественной организации «Перспективы» из г. Санкт-Петербурга: директор по внешним связям Светлана Мамонова и юрист Анна Удьярова. Насколько я поняла, их в Москву пригласила тоже Юля.

(Юля Барановская на заднем плане слева, справа – Анна, на первом плане – Светлана.
Фотография с сайта Фонда Владимира Смирнова)

На семинаре присутствовала и Анна Савельева, заместитель директора Фонда Владимира Смирнова. Кстати, вот ее рассказ об этом мероприятии (в этом материале семинар представляется как Круглый стол, хотя, на мой взгляд, формат был несколько иной).

23 НОЯБРЯ: ЭПОХА ПРОСВЕЩЕНИЯ, ИЛИ СНОВА О ПРАВИЛЕ ТРЕХ «П»

Мы неоднократно писали, что определили для Фонда несколько значимых и четких правил. В частности, это Правило трех «П» - Постоянства, Профессионализма и Профилактики. В деле Профилактики, как известно, огромную роль играет Просвещение, или, пользуясь более современным словом – Информирование людей.  В этом направлении наш Фонд работает очень активно. Это и Проект «ПРОФЛАБ 2015», и «Уроки доброты», и научно-практические семинары и др.

Инициированный Фондом Круглый стол по правам проживающих в психоневрологических интернатах состоялся 23 ноября в психоневрологическом интернате № 18 (г. Москва, улица Каховка, дом 8).


Организовать эту встречу нам помог наш партнер из Санкт-Петербурга – БОО «Перспективы», и лично директор по внешним связям Светлана Мамонова и юрист Анна Удьярова.

Встреча состояла из двух частей: первая часть – для персонала учреждения, вторая – непосредственно для проживающих в интернате граждан.

На встрече присутствовало двадцать восемь сотрудников интерната, в том числе, врачи, медсестры, заведующие отделениями. Также присутствовали волонтеры, которые оказывают помощь людям в ПНИ № 18. Светлана Мамонова рассказала о деятельности «Перспектив» в Санкт-Петербурге, о результатах реализации проектов по правовому просвещению в интернатах. Представители организации представили обзор основных положений о правах получателей социальных услуг в интернатах, с учетом недавних изменений законодательства о социальном обслуживании, гражданского законодательства. Были проанализированы законодательные обоснования техправ, которые должны быть обеспечены всем людям, проживающим в ПНИ, например: право на выход за пределы интерната (в том числе, для недееспособных), право на прием посетителей, добровольное согласие на лечение, право на учет мнения недееспособного, право на труд и другие. Многие вопросы ожидаемо вызвали острую дискуссию, возражение со стороны персонала. Больше всего вопросов возникло по правам при оказании психиатрической помощи, праву выхода за пределы интерната, правовой статус недееспособных. Также в ходе семинара сотрудники «Перспектив» рассказали о деятельности Совета проживающих ПНИ №3, передали образцы документов (положение, регламент взаимодействия с администрацией). Сотрудники интерната № 18 сообщили, что у них также создан Совет проживающих, но его деятельность, как выяснилось при сравнении, во многом определяется персоналом.

На вторую часть встречи были приглашены люди, которые живут в интернате. Во встрече приняли участие двадцать девять проживающих в ПНИ. Сотрудники «Перспектив» рассказали об основных правах людей в интернатах, о том, как попытаться реализовать эти права в условиях учреждения, об успешном опыте деятельности Совета проживающих в Санкт-Петербурге. Больше всего вопросов участники задавали о восстановлении дееспособности, о возможности получить статус ограниченно дееспособного, а также о проблеме запрета выхода за пределы интерната. После завершения встречи было выделено время, чтобы обсудить с юристом индивидуальные вопросы. От многих поступили просьбы прислать юридические материалы, списки телефонов адвокатов бесплатных консультаций Москвы, и, конечно, просьбы об организации других встреч.

Организатор встречи отметили готовность сотрудников интерната обсуждать возникающие проблемы, несмотря на разницу в подходах к реализации прав проживающих в интернате людей. Мы убеждены в необходимости проведения таких встреч и Круглых столов. Такая форма предполагает открытую и конструктивную дискуссию – а в вопросах оптимизации социальной сферы и создания безбарьерной среды для всех граждан нашей страны – она очень важна.

А теперь поделюсь собственными впечатлениями.

Интернат встретил стандартно – домик-проходная, «вертушка», вход не только по паспортам, но и по списку, заранее утвержденному администрацией. То есть просто так не пройдешь.

Территория ухоженная и чистая, но пустая. Все проживающие – в помещении.


Мужской корпус выкрашен в голубой цвет, женский – в розовый. Соединяет корпуса крытый одноэтажный проход, где располагаются общая столовая и актовый зал. В этом зале и должна была состояться встреча – сначала с сотрудниками ПНИ, а затем и с проживающими.


К сожалению, у меня получилось присутствовать только на встрече с персоналом ПНИ, так как во второй половине дня меня ждала школа приемных родителей. Я решила занять место на пятом-шестом ряду, чтобы лучше чувствовать настроение и реакцию, тем более что семинар являлся первой встречей персонала ПНИ с «внешними» специалистами, а тем более с правозащитниками.

(Кстати, несмотря на то, что ПНИ является социальным, а не медицинским учреждением, его сотрудники одеты в белые халаты. Рационального объяснения я этому не нашла. Видимо, особая одежда выполняет функции маркировки.  Но разве только одеждой пациент отличается от врача? Или психолог от своих клиентов? Я думаю, разница должна быть видна прежде всего в осанке и взгляде: спокойном, уверенном, глубоком. Любопытно было бы проверить, так ли просто мы отличим сотрудником ПНИ от проживающих, если все будут одеты в повседневную одежду?...)


Семинар для сотрудников начался около 14.00 часов. Классический доклад-монолог продолжался не более получаса. С какого-то момента сотрудники ПНИ стали все чаще задавать встречные вопросы, а затем и давать собственные оценки услышанному (что лично я считаю одним из самых ценных и полезных моментов семинара).

В частности, дискуссию вызвала информация о таких законных правах проживающих, полноценная реализация которых, по мнению сотрудников ПНИ, либо невозможна по практическим соображениям (как, например, право на свободный доступ в Интернет и к электронной почте), либо может привести к ответственности ПНИ за вред, причиненный или самому проживающему, или им самим – третьим лицам (например, право на беспрепятственный выход за пределы ПНИ и/или передвижение внутри ПНИ, а также право каждого проживающего, включая лишенных дееспособности по решению суда, на трудовую деятельность за пределами ПНИ).

Эта дискуссия (точнее, отдельные реплики сотрудников ПНИ в ходе разговора) помогла мне понять, как сотрудники «классического» психоневрологического интерната видят свои задачи по отношению к проживающим в ПНИ и к российскому обществу в целом.

  • Миссия сотрудников ПНИ – ограждать здоровое большинство за пределами ПНИ от опасных проявлений со стороны психически нестабильного меньшинства, находящегося в ПНИ. Можно сказать, что общество предоставило сотрудникам ПНИ негласный мандат применять все необходимые (с т.з. сотрудников ПНИ и народных представлений о справедливости) меры, чтобы гарантировать мирный труд и отдых «нормальных людей».

  • При этом сотрудники ПНИ не забывают и об интересах проживающих в ПНИ. Просто проживающие, как правило, не способны правильно понять эти интересы, тем более если речь идет об интересах глобальных и долгосрочных. Например, проживающий не понимает, что свобода имеет свою горькую цену (например, если восстановить дееспособность через суд, а потом еще и получить отдельное жилье, то придется самому добывать себе пропитание и принимать другие важные решения, а это гораздо хуже, чем жить на всем готовом в ПНИ; а еще в отдельном жилье можно заболеть и лежать одному без врачебной помощи, от чего бывают ранние смерти), поэтому администрация ПНИ имеет полное моральное право всячески сопротивляться законным, но безрассудным попыткам проживающего выйти за пределы ПНИ.

  • В таких условиях «настоящие» волонтеры должны содействовать администрации в выполнении сложной работы по усмирению дезориентированных пациентов ПНИ ради общественного блага. Принятие разнообразных законов о правах граждан, проживающих в ПНИ, выглядит полной несправедливостью по отношению к сотрудникам ПНИ, которые, в отличие от проживающих в ПНИ граждан, никаких специальных, соответствующих их особой миссии, прав по закону не имеют. Напротив, «неблагодарное» общество девальвирует труд психиатров, придумывая обидные жаргонизмы вроде «психушка» и тиражируя безумные мифы о «карательной психиатрии», которой на самом деле никогда ни в СССР, ни в России не было.

Сотрудники ПНИ выступали горячо, эмоционально. Порой настолько эмоционально, что я ловила себя на мысли, насколько трудно и даже страшно может быть жителям ПНИ высказывать (не говоря уже – отстаивать) свое мнение в разговоре с таким сотрудником.

У меня сложилось впечатление, что сотрудникам ПНИ трудно видеть в проживающих НЕ пациентов. А для волонтеров проживающие в ПНИ – это прежде всего люди. И мне представляется крайне важным, чтобы эти два измерения получили равное признание со стороны персонала интерната. К сожалению, перекос в сторону «ты прежде всего пациент, а потом уже человек» – естественное последствие замкнутой интернатской жизни. Поэтому так ценно вовлечение волонтеров извне. Чтобы напоминать о человеческом.

Посещение любых закрытых учреждений вроде классического детского дома или психоневрологического интерната неизменно рождает мысль, что в тюрьме сидят не только заключенные, но и тюремщики. Тюремщикам всегда хочется верить, что их положение в этой системе кардинально отличается от положения «контингента». Увы, это не так. Как минимум 8-10 часов в сутки персонал закрытого учреждения сидит в тех же унылых стенах и смотрит в те же запертые ворота, что и проживающие. По вечерам и на выходные они уходят «на волю», но бОльшую часть своей недели (и жизни) они проводят в тех же условиях, что и оставленные родственниками жители ПНИ…

Наша общая ответственность как общества – помочь реформировать подобные учреждения в достойные и светлые места, приятные и для проживания, и для работы. Общество отвечает не только перед теми, кого отправляет за ворота ПНИ «с глаз долой», но и перед теми, на которых мы «сбрасываем» «уход» за особыми гражданами (а по сути дела – их почти тюремную изоляцию). Нам не хочется особо вникать, посещать, участвовать – но мы легко впадаем в негодование, когда особо неприглядные картины быта и выживания в закрытых учреждениях выходят наружу.

В любом закрытом учреждении, искажающем базовые отношения взаимопомощи и сострадания,
мучаются и деформируются ВСЕ – и проживающие, и персонал.
А существуют такие учреждения ВСЕГДА и ТОЛЬКО
с попустительства остального общества.

Поэтому нам всем надо вернуться друг к другу. Познакомиться заново. Рассказать свою историю. И начинать путь навстречу и наружу из этого котла. У каждого будут свои препятствия и «демоны».

Сотрудникам ПНИ будет сложно признать собственные перегибы, снять символические «белые халаты» и впустить в учреждение обычную жизнь со всеми ее радостями, горестями и рисками.

Обычным гражданам, в т.ч. родственникам проживающих, будет сложно признать, что за забором ПНИ живут не «пациенты», не «психические» – а СОСЕДИ и РОДНЫЕ, которые должны быть регулярно рядом, даже если они не могут быть рядом постоянно. И есть много способов не бросать, не забывать, причем совершенно посильные: например, сопровождать на работу или учебу, пригласить выйти на прогулку в выходные, отвести к врачу в районную поликлинику.

Достаточно малых шагов и малых дел, чтобы в казенном появилось человеческое. Мы можем это сделать вместе. И это главная надежда и радость.
Tags: интернаты, общество
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic
  • 8 comments