Ольга Митирева (olgamitireva) wrote,
Ольга Митирева
olgamitireva

О Ваське - и о фильме "Васька"



C большой радостью отмечаю, как фильм «Васька» получает все более живой и приветливый отклик от зрителей!

Как с любым хорошим кино, фильм создает историю, которая существует в особом измерении от той жизни, про которую рассказывает. Как натурщик отличается от своего самого реалистичного изображения. Видимо, это и есть – искусство :)

А мне хотелось бы сказать не о фильме, а о реальной Васиной истории. Когда смотришь на нее уже из наступившего «счастливого конца», тем более освещенного магической камерой Елены Погребижской, кажется, что и в начале все было оптимистично, радостно, уверенно, а особый свет удачи освещал Васю всегда и задолго до создания этого фильма. Но если вспомнить честно, то приходится признать, что на многих участках путь был одиноким, страшным и безысходным:

Помню звонок Васи из еще «детского» интерната 8 вида, где ему назначили очень болезненные уколы за «плохое поведение», и он рыдает, он умоляет «Олечка, ну сделай хоть что-то, ну приедь, Олечка, ну поговори». Время вечернее, я как могу уговариваю его дождаться утра. Утром еду, вхожу к директору: «У нас все решает главврач». Бегу к главврачу и вижу главную медсестру из «Полета над гнездом кукушки». Красивая, холодная, с блеском в глазах. Осторожно заговариваю, ищу хоть кусочек человеческого – и понимаю, что еще одна просьба, еще одно упоминание Васиного имени, и он получит второй курс этих уколов просто ради удовольствия показать ее всевластие и мое бессилие. И отступаю, иду на выход (в группу заходить нельзя), с ужасом жду Васиного звонка, когда мне придется умолять его об одном – потерпеть, сжаться, выдержать.

Помню в один из моих приездов в интернат Вася ждал меня во дворе, и вместе с ним вышли (видимо, любопытствуя) его приятели-подростки. И, видимо, стесняясь их и не зная, как нас всех «разрулить», Вася стал как-то неприятно шутить в моем (и их) присутствии. И мне никак не удавалось перевести его в нормальный режим, и тогда я просто ушла, вежливо попрощавшись. Вслед мне неслись крики и гогот. После этого случая я Васе некоторое время не звонила. Он позвонил в какой-то момент сам и искренне и горько извинился. И мы «проехали» и снова начали общаться.

Помню первую поездку Васи за границу, с «Большой переменой» в Прагу. Привез керамическую рамку для фото (и свое фото из Праги, конечно) и еще несколько красивых сувениров-безделушек. А потом кто-то из учителей сказал мне, что Вася, пытаясь сэкономить из своих скромных запасов на мой подарок, регулярно пропускал обеды и ужины и довел себя чуть ли не до голодного обморока. Но учителя, к счастью, эту практику пресекли.

Помню, как Вася стоял во дворе школы «Ковчег» (он ходил туда короткое время перед тем, как я узнала о «Большой перемене») и убедительно врал мне, что бросил курить. А потом у него из кармана то ли высунулась, то ли выпала на траву пачка сигарет. И несколько минут я очень «кипятилась» (толкала горячую речь).

Помню, как Вася получил наконец квартиру и очень волновался, сможет ли он правильно платить за коммунальные услуги и готовить на своей личной кухне. По коммунальным услугам тренинг провела моя мама, а вот по поводу готовки я сделала Васе самодельную книгу «молодой хозяйки», где простым языком было рассказано, сколько варить картошку, как надо солить, почему надо ставить суп в холодильник и прочее. Вася решил начать практику с простой вареной курицы. По телефону он звучал позитивно, вроде бы все у него получилось. Как выяснилось позже, Вася действительно купил сырую курицу, сварил ее (по инструкции из моей самодельной книжки), потом – видимо, «для верности» – решил заморозить(!), через сутки разморозил и – «для верности» - сварил еще раз (час в кипящей воде!), потом снова заморозил – и так пять оборотов. В конце, видимо, курица превратилась в биомассу, которую Вася (я думаю, с немалым облегчением) честно выбросил.

Помню, как Вася иногда мечтал вслух, что «если б ты, Олечка» (а в идеале и мой муж тоже, чтобы мы точно никуда не делись, видимо J) вдруг стала как-то особенно беспомощной, вот тогда бы Вася взял меня на тотальные и вечные поруки. Я горячо благодарила Васю за это предложение, но про себя три раза плевала через плечо, конечно :)

Помню, как Вася решил поступить в железнодорожный техникум, а я немного опоздала, и он зашел в приемную комиссию один. Когда я вбежала во двор, Вася стоял там и плакал. В комиссии отказались даже принять документы, причем со словами: «Да куда в машинисты таким как ты – ты и говорить толком не умеешь, и с диагнозами. На обходчика и то тебя не примут, а ты на машиниста замахнулся». А Вася к тому времени сдал ЕГЭ, это был для него подвиг и великое свершение. Он бы уверен, что теперь-то может войти в «клуб обычных людей». А ему напомнили его место. Я смотрела на его слезы, на всю его длинную тощую фигурку (Вася, прости, но тогда так! :) Сейчас ты просто высокий и стройный!), на эту папку с документами в руках, и в сердце моем засияла «ярость благородная». Я сказала: «Иди за мной».
Приемная комиссия сидела в историческом кирпичном особнячке при депо. Линолеум на полу, доска объявлений, крашеные скрипучие двери. Комната направо – в ней три стола (один напротив, два по бокам от входа), две корпулентные пенсионерки с золотыми рубиновыми серьгами и один пенсионер в водолазке и пиджаке. Все – с лицами типичных активистов на шествиях КПРФ. В воздухе практически звенело: «В советское время было лучше». Я спросила (после «здравствуйте»): «Скажите, пожалуйста, кто принимал документы у этого молодого человека?» - «Ну я» - ответил старик. Две его коллеги внимательно посмотрели в мою сторону.
Я подошла к его столу и сказала (воспроизвожу примерно, конечно): «Я знаю, что вы ему отказали, хотя не имели права не брать документы. Ничего, теперь я сама не посоветую ему к вам идти. Но вы сказали ему очень горькие и обидные слова о нем, как человеке. А ведь вы ничего о нем не знаете. Вася остался совсем один с рождения, его не лечили, он смог пойти в настоящую школу только в 18 лет. И он все преодолел, он выше головы прыгнул. Пришел к вам, а вы его так больно отталкнули. Ведь вы между собой наверняка много говорите, какие советские люди были добрые, духовные и заботливые. Но духовность именно в этом – если пришел (ведь не каждый день приходят!) такой, как Вася, то встретить его добрым словом, поддержать, чтобы он не сбился, продолжал идти по правильной дороге. Как же нам, следующему поколению, становиться лучше (вы ведь в черствости нас упрекаете), если вы сами показываете такой пример!?».
Я говорила, поворачивалась от стола к столу, обращаясь ко всем в этой комнате. Вася стоял в некотором шоке у дверей. Он вообще никогда не видел, чтобы со «старшими» разговаривали в таком обличающем тоне. «Приемная комиссия» находилась в похожем состоянии.
А потом я сказала: «Я очень, очень, очень в вас разочарована», взяла Васю за руку и мы вышли на улицу.

И вот теперь, когда все эти темные времена с неясным исходом остались позади, я могу сказать, что Вася прошел не много не мало рыцарский квест (кстати, перепевки и отголоски этого средневекового жанра встречаются вовсю и сейчас – в компьютерных играх и фильмах, причем самых популярных).

Квест основывается на двух постулатах.

Первый постулат: не бытие определяет сознание, а сознание – бытие. Т.е. нищета, грязь и насилие вокруг – не причины духовной грубости героя, а как раз ее следствие. Внешний объективный мир совсем не объективен, а лишь отражает субъективное состояние души. Чем душа ниже, тем быстрее внешний мир «подстраивается» и поворачивается к герою низкой стороной. Это как бы не герой двигается от декорации к декорации, а интерактивные декорации непрерывно сканируют героя и выдают ту или иную картинку в зависимости от его духовного уровня.

У нас, кстати, верят в другое. Я часто слышала: «Ну, если бы у меня были деньги, я бы тоже помогал». Но ведь все ровно в обратной последовательности. Это достаток, здоровье, радость приходят к тем, кто делится ими, вроде бы (пока) не имея их в избытке. Сначала желание ходить, а потом уже отрастают ноги. Сначала функция, потом инструмент. И вот эта мысль для России совершенно непривычная.

Второй постулат, вытекающий из первого: “Life is not about finding yourself, life is about creating yourself» (Бернард Шоу). Смысл жизни – не в поиске себя (никакого нового себя в декорациях, цвет и фактура которых определяются состоянием тебя же, ты не найдешь), а в создании себя. Т.е. «снять проклятье предков» (=изменить предопределенный воспитанием, наследственностью и собственными слабостями маршрут) можно только через занудное перестроение себя самого этап за этапом, не срезая ни одного угла. Кто пассивно ждет «неожиданной встречи» и «выхода на новый уровень» - остается там же и с теми же, от кого так жадно хочет бежать.

Смысл квеста – пройти от состояния духовной дикости и низости (или, как в современной интерпретации, от состояния «эмоциональной свалки», непонимания порядка вещей и бессмысленного бунта против него) к более высоким духовным состояниям. Причем высота подъема не имеет значения – это может быть одна ступень или вершина Фудзи. Главное - вектор.

Чем ниже стартовая точка, тем внушительней выглядит подъем в субъективной системе координат. Например, на сегодня достижения Васи могут показаться обычному (домашнему) человеку того же возраста обычными. Но если учитывать, что «домашние» дети начинают с отметки 0, или плюс 3, или даже плюс 300, то Вася-то начал с условной отметки минус 300. Он реально поднялся из ада (сирота с рождения, переживший в родах не пролеченный инсульт и засунутый с «волчьим диагнозом» в психушку), вытянув себя как Мюнхгаузен за косичку.

Движение героя любого квеста напоминает проход по лабиринту с необходимостью постоянно выбирать правильный поворот или дверь. Потайные дверки отмечены едва заметными пятнышками краски, и только тот, у кого есть особый глаз, тот заметит блесточку на мрачных стенах, коснется рукой, и вдруг откроется коридор. Именно коридор, а не выход, потому что тот, кто увидел тайный знак, должен еще много раз доказать, что действительно смотрит особыми глазами, а не просто угадал.

В средневековых квестах повествование часто начинается в дремучем лесу, где одичавший разбойник (в конце квеста - рыцарь, нашедший своих предков и уважение достойных граждан) замышляет новое ограбление. И вот, выйдя на дорогу, разбойник встречает особого путница, и эта встреча заставляет его отказаться от привычного поведения, сделать совершенно нелогичный (на первый взгляд) выбор.

Кстати, роковые встречи – неотъемлемый элемент квеста. Для выхода с неблагородной орбиты, герой, как небольшая комета, может получить необходимое ускорение от других, более тяжелых, планет. Каждая из них притягивает комету на короткий срок, дает ускорение, а затем отталкивает в поле гравитации другой планеты. В какой-то момент молодая комета выходит в открытый космос, выбирает свою звезду, и начинает уже совершенно отдельную историю.

Васиной чащей, откуда должен быть начаться его собственный квест, был интернат 8ого вида.

Первой роковой встречей, первой «тяжелой планетой» для Васи была, конечно, Марина. Она была педагогом из благотворительной организации, которая работала с воспитанниками интерната, но в штат не входила (нахожу это символичным). Она была человеком с очень мягким сердцем, я лично могу сказать, т.е. ей было жалко многих ребят, но вот особое чувство вызвал именно Вася. Почему? А вот это уж заслуга только Васиной души.

Но у Марины не было планов забирать Васю под опеку и как-то круто менять его судьбу, поэтому Вася в каком-то смысле «взял дело в свои руки». Как я поняла по словам Марины и самого Васи, он нагрубил преподавателю интерната, где мирно жил до этого много лет, а преподаватель не простил его, а начал кампанию по переводу Васю на еще более низкий этаж ада – из интерната 7ого вида в интернат 8ого вида.
И на тот момент это был однозначный ужас для Васи, но если бы его не было (то есть если бы не было этого перевода + Марины), мы с Васей никогда бы не встретились.

Марина написала на форум приемных родителей с призывом помочь, я случайно увидела и почему-то решила встретиться с Мариной и Васей, хотя на тот момент была тотальным новичком и на форуме, и в теме, и вообще подростков Васиного возраста воспринимала как младших братьев, а не подопечных.

Дальше я пересказывать подробно Васин путь не буду, лишь обозначу те важнейшие точки, когда комета по имени Вася принимал принципиально верные решения, какой поворот выбрать (в метафоре лабиринта).

Развилка № 1: Вася заканчивает школу-интернат 8 вида, его определяют во взрослый ПНИ. Вася может или утешиться жизнью в ПНИ и сытой работой на кухне, или учиться по вечерам, пытаясь сдать ЕГЭ за 9 класс, т.е. получить полноценный диплом. Вася выбирает второе, Оля приводит Васю в «Большую перемену».

Развилка № 2. Учиться по вечерам сложно, ехать из ПНИ далеко, директор на грани запрета поездом вообще. При этом Васе было адски сложно, физически сложно, учиться первое время. Все-таки до этого никакой регулярной школы у него не было, соответственно, не было и привычки учиться. И бывали моменты, когда он просто не верил, что сможет понять, сдать, не провалить. Были и пересдачи. Тем не менее, Вася становится одним из немногих в «Большой перемене», кто закончит школу через несколько лет и сдаст ЕГЭ (и даже по алгебре и английскому!). Все, кто начинал учиться вместе с Васей, бросили школу совсем или бросали на долгое время. Кстати, попутно (несмотря на то, что Таня тогда отказалась с ним встречаться) Вася постоянно «пилил» ее, чтобы она закончила школу. Он искренне заботился о Танином будущем, хотя вроде бы в то время это будущее меньше всего могло его касаться (к глубокому Васиному огорчению, конечно :).

Развилка № 3: Наконец, Вася получает положенную ему по закону квартиру. В первые несколько месяцев Вася боялся даже спать в этой долгожданной квартире, боялся платежек за ЖКУ, соседей, продуктов и холодильника. Но не сорвался, как 9 из 10 выпускников детских домов. Освоился, закрепился и расцвел.

Развилка № 4: Выбор профессии. После «Большой перемены» у Васи возник соблазн замахнуться сразу на что-то «престижное», вроде профессии юриста (раззадоривало его и то, что мы с мужем оба тоже юриста). Вася был готов и на платное обучение, но, к счастью, сделал более трезвый выбор. Сначала кулинарный техникум, потом менеджмент. Сейчас Вася как раз на втором этапе.

Развилка № 5: Личная жизнь. То, как Вася относится к Тане и недавно появившемуся Павлику, еще раз подтверждает его зрелость, готовность принять ответственность, умение любить в смысле жалеть и заботиться. В рыцарском квесте взаимная любовь – это финальная награда для героя. Именно она отмечает успешное прохождение духовного лабиринта.

Нельзя сказать, что «костлявая рука прошлого» никогда больше не тревожит Васю (имею в виду напоминания в виде документов неприятного содержания, например). Но я уверена, что эти призраки рано или поздно отступят окончательно в мир редких грустных снов.

А еще хочется сказать вот что (по мотивам фильма и Васиной реальной истории):

Это ужасно несправедливо, что надо быть буквально сверхчеловеком, чтобы получить самые базовые человеческие права.
Да, мне лично Вася в первую же минуту показался особенным, хорошим и золотым. А другой человек мог посчитать Васю обычным, а особенным, хорошим и золотым увидеть другого ребенка. И другого ребенка попытаться вывести «в мир». Это такое личное совпадение или несовпадение в общении ребенка и его внешнего наставника нормально.

Ненормально то, что для детей, лишенных не только родителей, но и крепкого здоровья, остается только шанс. Глупый, непонятно как возникающий шанс вдруг встретить человека вне системы, который поможет из системы вырваться. Но никаких ГАРАНТИЙ – личной безопасности, любви и уважения, образования – ради которых, вообще-то, система и создавалась… Почему право учиться по программе 9 классов можно реализовать только ПОСЛЕ окончания школы-интерната 8 вида и ТОЛЬКО в негосударственном учреждении? Почему методики «Большой перемены» не интересны и не нужны государственным интернатам?

И еще мысль: детдомовская система и воспитанников, и воспитателей калечит одинаково, хотя воспитателям обычно кажется, что они занимают в ней качественно особое место. Точно такая же история с проживающими в ПНИ и медперсоналом, который в ПНИ «всего лишь» работает по 8-10 часов в сутки. Ведь не случайно та воспитательница, по заявлению которой (как уверен Вася) он оказался в интернате 8 вида, живет сегодня в соседнем от Васи доме (в Капотне), в той же тяжелой будничной действительности.

И не очень-то честно получается, когда мы (которые снаружи) возлагаем всю вину за существование системы на тех, кто назначен надзирателем в этой тюрьме. Ведь тюрьма и ее правила всегда утверждается «всем миром» (просто не всегда это утверждение гласное и прямое): нашими ценностями, нашими негласными соглашениями, нашим не высказанным «лучше не видеть, а то слишком больно». Многие сотрудники ПНИ (тех самых ПНИ, в некоторых из которых буквально пытают) уверены, что действуют в интересах и по поручению «здоровой» части общества. Которая не хочет видеть грустное, несчастное, неидеальное. И если заглянуть в самую глубину сердца - так ли уж они не правы..?

Но это слишком большой разговор, чтобы уместить его в пару абзацев.

А фильм… Фильм – он другой. Простой и светлый. Как Вася.

И это тоже правда.

(Помотреть фильм "Васька" можно тут).
Tags: культура, о себе, фильмы
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic
  • 2 comments