Category: искусство

Category was added automatically. Read all entries about "искусство".

Ольга Николаевна Митирева

Тель-Авивский музей изобразительных искусств

Очень интересное оказалось место. Светлое, оригинальное и просторное здание. И совершенно современное, хотя музей был основан еще в 1932 году (второе крыло добавили в 1971 году). В составе экспозиции музея отделы: искусства Израиля, современного искусства, фотографии, рисунка, графики, дизайна, архитектуры и отдел искусства XVIXIX веков.

Тель-Авивский-Музей-искусств.jpg
(вот такой музей, только небо во время нашего похода было серое и иногда капал дождь)

В зале современной живописи (пост-кубизм, пост-минимализм, пост-максимализм и прочие «пост-») мне стало очевидно, что изобразительное искусство, для понимания которого необходимо выслушать десятиминутную лекцию, - это НЕ изобразительное искусство в моем понимании. Я убеждена, что изобразительное искусство должно воздействовать на зрителя без посредства слов. А если без пояснений зритель способен перепутать картину с предметами, не вызывающими обычно никакого эстетического отклика (например, с прибитым к стене куском рубероида или с выплеснутой на стену краской), то это НЕ изобразительное искусство (и не искусство вообще, добавлю шепотом). Так что этот зал мы пробежали быстро.

Так как Тель-Авивский музей большой, во всех залах с изобразительным искусством я применила следующую тактику: сразу шла к картине, которая выделялась из всех - и только к ней. Вот что получилось.

Зал первый:
Lesser_Ury_Holsteinische_Schweiz.jpg
Lesser Ury
“Holsteinsche Schweiz” Landscape, 1908

Необыкновенное сочетание светлого и темного, ощущение золотой нежности. Картина буквально освещала угол зала. Судя по всему, автор был счастливым человеком (в отличие от многих других художников, представленных в музее): он родился в Германии и в ней же умер, счастливо пережив I Мировую войну и не дожив до начала II Мировой.

В следующем зале «блеснула» вот эта:
Schagal.jpg
Марк Шагал
Букет, женщина и лошадь (1957-1959)

На букет можно было смотреть бесконечно – особенно вблизи. Невероятное волшебство мазков, капель краски, даже каких-то бумажных обрывочков. Букет цветных снов… Марк Шагал родился в России в 1887 году, умер во Франции в 1985. Из России Шагал уехал через несколько лет после революции. Чудом избежал холокоста (в 1941 году уехал в США, вернулся уже после войны).

Кстати, именно 77-летний Шагал получил заказ на роспись плафона в зрительном зале одного из зданий парижской оперы — Оперы Гарнье:

Plafon-parizhskoy-opery.jpg

В следующем зале остановилась у этой картины:

LPasternak.jpg
Леонид Пастернак
Потрет Луи и Розы Хош (Hoch) (1932)

Судя по годам жизни, указанным на табличке под картиной, Луи был старше Розы на 10 лет, но она пережила его только на четыре года. Видно, что Луи – ведущий в этой паре. Более опытный, более яркий, более интересный. А Роза при нем и за ним. Поэтому, наверное, жить без Луи Розе было неинтересно. Сам художник Леонид Пастернак родился в России (1982), а умер в Великобритании в 1945 году. Еще один утраченный Россией талант.

В следующем зале в углу «блеснуло» вот это чудесное лицо:

algerian-woman-1881_2.jpg
Пьер Август Ренуар
Алжирка (1882)

Смотреть и таять в розовом зефире, золоте и розах в волосах и на щеках. Один большой кремовый торт для глаз.

Идем дальше:
RDufy.jpg
Рауль Дуфи (Dufy)
Сцена урожая (1929-1930)

Тоже конфета для глаз, но уже потверже, вроде «Ирис кис-кис».

И в соседнем зале:

edouard-vuillard-the-dining-room-la-salle-a-manger.jpg
Эдуард Виллар (Vuillard)
Столовая в Ля Наз (The Dining Room at La Naz) (1900)

Удивительное царство тени и сонной тишины в двух шагах от яркого лета. Так и чувствуете духота, от которой тает масло на бутерброде и хочется уснуть посреди завтрака. Все правильно: в начале прошлого века кондиционеров не было…

Collapse )
IMG_8046.jpg
Ольга Николаевна Митирева

Валентин Серов: живопись как машина времени

В Третьяковской галерее на Крымском валу до 17 января 2016 года – выставка Валентина Серова. К счастью, я туда попала (огромное спасибо лучшей подруге Лене, которая занимается моим «художественным воспитанием»!), и вот некоторые впечатления и размышления по итогам.

Конечно, чудесная живопись. Замечательная графика. Теплые сельские пейзажи и жанровые зарисовки, из которых мне особенно полюбился «Финляндский дворик»:


и «Осенний вечер в Домотканово»:


Однако более всего прославили Валентина Серова портреты. Александр III и Николай II c cемьями, великие князья и княжны, Юсуповы и Орловы, Морозовы и Мамонтовы, крупнейшие предприниматели и знаменитые актеры и певцы. Элита непростого времени, которую ждет еще более непростое будущее, уже близкое, но еще не прогремевшее (Валентин Серов умер между двумя революциями – 1905 и 1917 годов).

Характерные лица. Если вдуматься: самые влиятельные и самые близорукие в политическом и общественном смысле личности. Блестящее меньшинство, ничего не понявшее и ничего не сделавшее ради того, чтобы вызволить из невежества и нищеты большинство российского населения. Изящные фарфоровые фигурки, поставленные историей на «тоненький ледок», под которым бродило жуткое и темное болото «настоящей» России. Скоро «лед тронется», и судьба каждого из героев Серова будет горькой, хотя и исторически справедливой.

Вот члены российской императорской фамилии… Портреты обоих государей – Александра III и Николая II – заставили меня вспомнить высказывание барона Мюнхгаузена из фильма «Тот самый барон Мюнхгаузен»: «Я понял, в чем ваша беда. Вы слишком серьезны. Все глупости на земле делаются именно с этим выражением лица... Улыбайтесь, господа... Улыбайтесь...».


На выставке приводился исторический анекдот: Серов был вынужден писать портрет Александра III по фотографиям. Лишь однажды государь посчитал возможным «позировать» художнику: при сходе с какого-то крыльца он на полминуты задержал шаг. Увы, такое серьезное отношение к собственной персоне не спасло монархию. А какой вклад в крушение империи внесли личности российских императоров прекрасно описано в трехтомнике Ричарда Пайпса «Русская революция».

Волшебные портреты других представителей российской элиты оставили не менее печальные чувства.

Collapse )

По отзывам современников, весьма симпатичное семейство и вполне «демократичное» в общении с людьми «попроще». Другие князья и графы тоже молодцы: образованные, галантные, красивые. Даже балы устраивали на народный манер, в кокошниках, с уважением к истории.

Откуда же тогда взялась революция и то ожесточение, с которым этих замечательных людей погнали вон из России?

Возможно, ответ следует искать не в портретах Серова, а, например, в этой фотографии из того же Архангельского (увы, год не нашла, но явно до революции). На нем крепостные пришли поприветствовать «свою барыню» княгиню Зинаиду Николаевну:


Как много пространства и света справа, за спиной княгини. Она стоит прямая, уверенная, с улыбкой. Рядом сын – еще мальчик, но уже с такой же уверенной осанкой. Они вдвоем заняли вдоволь места и воздуха. Толпа крестьянок слева темна и зажата в узкое пространство. Кажется, что они и стоят-то на ступеньку ниже. Склоненные, привычно-покорные спины и затылки. Застиранные платки и одежды. Девочка подстрижена коротко, по-сиротски. Черная бабка просительно смотрит.

Одним все, другим ничего… И это «ничего» - судьба, которую невозможно переломить никаким трудом, никаких усилием… Сегодня мы назвали бы это – «отсутствие социальных лифтов».

В «Окаянных днях» Иван Бунин ведет горький дневник русской революции, как он увидел ее в повседневном общении с бывшими слугами и «простыми людьми». Казалось, они были всегда довольны «своим местом», каким бы холодным и голодным оно не оказалось. Но вдруг началось движение, и барин – хоть из писателей, знатоков человеческих душ – никак не может взять, почему многолетний слуга так радостно и так яростно хочет перемен.

Collapse )

Социальный «перевертыш», произошедший в России в начале XX века, напоминает cудьбу элоев из фантастического романа Герберта Уэллса «Машина времени». Путешественник по Времени оказывается в будущем, где человеческий род разделился на два вида. Морлоки – это потомки рабочих, «бедных». Они всю свою жизнь обитают в Подземном мире и обслуживают машины и механизмы. Внешний вид их близок к звериному. Элои — потомки прежней элиты общества, «богатых». Это слабые и хрупкие существа, совершенно не приспособленные к труду, очень красивые и утонченные. Многие века морлоки безропотно снабжали элоев всем необходимым, но со временем пища в Подземном Мире закончилась, и морлоки стали в безлунные ночи выходить на поверхность, чтобы похищать элоев и употреблять в пищу их мясо. Любопытно, что по Уэллсу оба вида за долгие тысячелетия существования, не требующего умственной деятельности, практически лишились разума, превратившись в полуживотных.

И вот столетие спустя элои с портретов Серова задумчиво смотрят на посетителей выставки. Хронологически это их потомки. Но в социальном смысле по выставке бродят дети и внуки победивших морлоков, правда, несколько окультуренные завоеванным право жить под солнцем, а не в Подземном Мире.

Какая ирония! Спасибо художнику Серову за пищу для глаз – и пищу для ума…