Category: кино

Ольга Николаевна Митирева

Восхождение (фильм "Эверест")


«Эверест» (Everest), 2015 — приключенческий фильм Балтазара Кормакура. В основе фильма лежат реальные события, имевшие место в Гималаях в мае 1996 года. Тогда сразу три коммерческих экспедиции (одну из них возглавлял Роб Холл), в составе которых были как опытные альпинисты, так и туристы, не имевшие опыта покорения восьмитысячников, совершали восхождение на самую высокую гору мира. Однако во время спуска несколько клиентов попали в сильнейший буран, в котором погибли пять человек, включая Роба. Жертв могло бы быть больше, если бы не казахстанский (казахский?) альпинист Анатолий Букреев, гид группы «Горное безумие» Скотта Фишера. Он в одиночку ночью спас троих замерзающих клиентов — альпинистов на Южном седле Эвереста в пургу при нулевой видимости.

Сразу хочу сказать: у меня нет симпатии к покорителям Гималаев. Я считаю, что поиск острых ощущений в таких экстремальных условиях – это проявление духовной незрелости, моральной близорукости и чистого эгоизма. Тот, кто на самом деле ищет духовный рост и преодоление себя, найдет такие возможности в обыденной жизни. А вот на Гималаи люди отправляются ради пафоса, но не для спасения души. Вряд ли можно спасти душу, ставя по угрозу жизни шерпов и загаживая прекрасные горы снаряжением и трупами товарищей по экспедиции.

Теперь к фильму.

На мой взгляд, он дает отличную иллюстрацию того правила, что ложь самому себе способна завести человека в жизненный тупик. Вплоть до физической гибели или тяжелых телесных увечий. Чем ложь гуще, тем печальней последствия. Причем человек, который видит чужое заблуждение, но не пресекает его, не отказывается в нем участвовать, вольно или невольно потворствует другому в его ошибочном пути, получает свою порцию последствий.

Поэтому, кому не суждено вернуться с горы, становится ясно еще в начальной сцене, когда накануне восхождения герои делятся друг другом своими мотивами, понуждающими их на восхождение. Больше всего врал сам себе (и, как следствие, окружающим) Даг – несостоявшийся в профессии и личной жизни, а на данном этапе почтальон в небольшом американском городке. Но самого себя Даг хочет убедить в том, что покоряет Эверест ради того, чтобы вдохновить детишек из местной школы на покорение жизненных вершин.

Однако в день «Х» Даг не успевает подняться на пик с остальной группой из-за проблем с дыханием. Руководитель экспедиции Роб и остальная группа встретили Дага уже на обратном пути в нескольких сот метрах от вершины. Начиналась метель. Было важно спуститься до определенной точки до наступления темноты. Но Даг умолил Роба оставить группу спускаться самостоятельно, а его, Дага, довести все-таки до пика, чтобы сделать соответствующие снимки для детишек. В итоге и группа без руководителя спустилась не в полном составе, а вот Даг с Робом погибли.
Особая печальная ирония была еще и в том, что у Дага не было денег на оплату восхождения, и Роб взял его в экспедицию без оплаты, за собственный счет.

А ведь чтобы вдохновить детей (если это был истинный мотив восхождения), Дагу было достаточно сделать снимок на любой снежной вершине – в т.ч. в той точке, где его нашли спускающиеся товарищи по экспедиции. Там на каждом камне было достаточно ленточек и флажков, чтобы сымитировать духоподъемный снимок без смертельной опасности для Роба (у которого осталась беременная жена) и товарищей по подъему. Но поскольку на самом деле люди всегда стояли у Дага на втором месте (кстати, это отличительная черта хронических неудачников), а главным драйвером было желание доказать любой ценой, что «я не тварь дрожащая», Даг попер наперекор. И конечно, проиграл.

Я уверена, что в глубине души Роб понимал, что на кон поставлена самооценка Дага, а не мотивация школьников. Самому Робу было что терять (в отличие от Дага), но Роб не мог не откликнуться на отчаянные просьбы Дага. К сожалению, на ложном пути обычные проявления доброты и заботы дают практически обратный эффект.
Если мать-алкоголичка требует у сына денег (явно на водку), то если сын желает ей добра, он денег не даст, а принесет еду - под матерные проклятия матери. Поэтому добрый порыв Роба никого не спас от гибели. Даг погиб вместе с Робом.

Для сравнения – в той же экспедиции участвовал доктор Бек Уэзерс. Он ни себя, ни других не обманывал: сбежал на Эверест «от скуки» и «с жиру». За честность остался живым, да и жизнь стала навсегда НЕ скучной – с протезами вместо обеих кистей рук.

Сотруднику другой экспедиции Анатолию Букрееву удалось и взойти на пик (причем без кислорода), и спасти потом на обратном пути трех человек, замерзавших вблизи от лагеря. Возможно, это случилось потому, что Анатолий ЧЕСТНО зарабатывал деньги в тех условиях, где его природная выносливость ценилась особенно высоко. Не врал ни себе, ни другим, что «я тут, чтобы доказать детям, что они тоже могут достичь любых высот» или «я тут, чтобы быть первой женщиной, которая покорит все восьмитысячники Мира» (мотив еще одной жертвы восхождения). Стремился завершить опасное восхождение быстро и качественно. В итоге оказался действительно главным героем всей этой истории (хотя, замечу я шепотом, об этом не вполне догадывался режиссер фильма, который бОльшую часть времени смаковал медленную гибель Роба и Дага).
Ольга Николаевна Митирева

О Ваське - и о фильме "Васька"



C большой радостью отмечаю, как фильм «Васька» получает все более живой и приветливый отклик от зрителей!

Как с любым хорошим кино, фильм создает историю, которая существует в особом измерении от той жизни, про которую рассказывает. Как натурщик отличается от своего самого реалистичного изображения. Видимо, это и есть – искусство :)

А мне хотелось бы сказать не о фильме, а о реальной Васиной истории. Когда смотришь на нее уже из наступившего «счастливого конца», тем более освещенного магической камерой Елены Погребижской, кажется, что и в начале все было оптимистично, радостно, уверенно, а особый свет удачи освещал Васю всегда и задолго до создания этого фильма. Но если вспомнить честно, то приходится признать, что на многих участках путь был одиноким, страшным и безысходным:

Collapse )

И вот теперь, когда все эти темные времена с неясным исходом остались позади, я могу сказать, что Вася прошел не много не мало рыцарский квест (кстати, перепевки и отголоски этого средневекового жанра встречаются вовсю и сейчас – в компьютерных играх и фильмах, причем самых популярных).

Квест основывается на двух постулатах.

Первый постулат: не бытие определяет сознание, а сознание – бытие. Т.е. нищета, грязь и насилие вокруг – не причины духовной грубости героя, а как раз ее следствие. Внешний объективный мир совсем не объективен, а лишь отражает субъективное состояние души. Чем душа ниже, тем быстрее внешний мир «подстраивается» и поворачивается к герою низкой стороной. Это как бы не герой двигается от декорации к декорации, а интерактивные декорации непрерывно сканируют героя и выдают ту или иную картинку в зависимости от его духовного уровня.

У нас, кстати, верят в другое. Я часто слышала: «Ну, если бы у меня были деньги, я бы тоже помогал». Но ведь все ровно в обратной последовательности. Это достаток, здоровье, радость приходят к тем, кто делится ими, вроде бы (пока) не имея их в избытке. Сначала желание ходить, а потом уже отрастают ноги. Сначала функция, потом инструмент. И вот эта мысль для России совершенно непривычная.

Второй постулат, вытекающий из первого: “Life is not about finding yourself, life is about creating yourself» (Бернард Шоу). Смысл жизни – не в поиске себя (никакого нового себя в декорациях, цвет и фактура которых определяются состоянием тебя же, ты не найдешь), а в создании себя. Т.е. «снять проклятье предков» (=изменить предопределенный воспитанием, наследственностью и собственными слабостями маршрут) можно только через занудное перестроение себя самого этап за этапом, не срезая ни одного угла. Кто пассивно ждет «неожиданной встречи» и «выхода на новый уровень» - остается там же и с теми же, от кого так жадно хочет бежать.

Смысл квеста – пройти от состояния духовной дикости и низости (или, как в современной интерпретации, от состояния «эмоциональной свалки», непонимания порядка вещей и бессмысленного бунта против него) к более высоким духовным состояниям. Причем высота подъема не имеет значения – это может быть одна ступень или вершина Фудзи. Главное - вектор.

Чем ниже стартовая точка, тем внушительней выглядит подъем в субъективной системе координат. Например, на сегодня достижения Васи могут показаться обычному (домашнему) человеку того же возраста обычными. Но если учитывать, что «домашние» дети начинают с отметки 0, или плюс 3, или даже плюс 300, то Вася-то начал с условной отметки минус 300. Он реально поднялся из ада (сирота с рождения, переживший в родах не пролеченный инсульт и засунутый с «волчьим диагнозом» в психушку), вытянув себя как Мюнхгаузен за косичку.

Движение героя любого квеста напоминает проход по лабиринту с необходимостью постоянно выбирать правильный поворот или дверь. Потайные дверки отмечены едва заметными пятнышками краски, и только тот, у кого есть особый глаз, тот заметит блесточку на мрачных стенах, коснется рукой, и вдруг откроется коридор. Именно коридор, а не выход, потому что тот, кто увидел тайный знак, должен еще много раз доказать, что действительно смотрит особыми глазами, а не просто угадал.

В средневековых квестах повествование часто начинается в дремучем лесу, где одичавший разбойник (в конце квеста - рыцарь, нашедший своих предков и уважение достойных граждан) замышляет новое ограбление. И вот, выйдя на дорогу, разбойник встречает особого путница, и эта встреча заставляет его отказаться от привычного поведения, сделать совершенно нелогичный (на первый взгляд) выбор.

Кстати, роковые встречи – неотъемлемый элемент квеста. Для выхода с неблагородной орбиты, герой, как небольшая комета, может получить необходимое ускорение от других, более тяжелых, планет. Каждая из них притягивает комету на короткий срок, дает ускорение, а затем отталкивает в поле гравитации другой планеты. В какой-то момент молодая комета выходит в открытый космос, выбирает свою звезду, и начинает уже совершенно отдельную историю.

Васиной чащей, откуда должен быть начаться его собственный квест, был интернат 8ого вида.

Первой роковой встречей, первой «тяжелой планетой» для Васи была, конечно, Марина. Она была педагогом из благотворительной организации, которая работала с воспитанниками интерната, но в штат не входила (нахожу это символичным). Она была человеком с очень мягким сердцем, я лично могу сказать, т.е. ей было жалко многих ребят, но вот особое чувство вызвал именно Вася. Почему? А вот это уж заслуга только Васиной души.

Но у Марины не было планов забирать Васю под опеку и как-то круто менять его судьбу, поэтому Вася в каком-то смысле «взял дело в свои руки». Как я поняла по словам Марины и самого Васи, он нагрубил преподавателю интерната, где мирно жил до этого много лет, а преподаватель не простил его, а начал кампанию по переводу Васю на еще более низкий этаж ада – из интерната 7ого вида в интернат 8ого вида.
И на тот момент это был однозначный ужас для Васи, но если бы его не было (то есть если бы не было этого перевода + Марины), мы с Васей никогда бы не встретились.

Марина написала на форум приемных родителей с призывом помочь, я случайно увидела и почему-то решила встретиться с Мариной и Васей, хотя на тот момент была тотальным новичком и на форуме, и в теме, и вообще подростков Васиного возраста воспринимала как младших братьев, а не подопечных.

Дальше я пересказывать подробно Васин путь не буду, лишь обозначу те важнейшие точки, когда комета по имени Вася принимал принципиально верные решения, какой поворот выбрать (в метафоре лабиринта).

Collapse )

Нельзя сказать, что «костлявая рука прошлого» никогда больше не тревожит Васю (имею в виду напоминания в виде документов неприятного содержания, например). Но я уверена, что эти призраки рано или поздно отступят окончательно в мир редких грустных снов.

А еще хочется сказать вот что (по мотивам фильма и Васиной реальной истории):

Это ужасно несправедливо, что надо быть буквально сверхчеловеком, чтобы получить самые базовые человеческие права.
Да, мне лично Вася в первую же минуту показался особенным, хорошим и золотым. А другой человек мог посчитать Васю обычным, а особенным, хорошим и золотым увидеть другого ребенка. И другого ребенка попытаться вывести «в мир». Это такое личное совпадение или несовпадение в общении ребенка и его внешнего наставника нормально.

Ненормально то, что для детей, лишенных не только родителей, но и крепкого здоровья, остается только шанс. Глупый, непонятно как возникающий шанс вдруг встретить человека вне системы, который поможет из системы вырваться. Но никаких ГАРАНТИЙ – личной безопасности, любви и уважения, образования – ради которых, вообще-то, система и создавалась… Почему право учиться по программе 9 классов можно реализовать только ПОСЛЕ окончания школы-интерната 8 вида и ТОЛЬКО в негосударственном учреждении? Почему методики «Большой перемены» не интересны и не нужны государственным интернатам?

И еще мысль: детдомовская система и воспитанников, и воспитателей калечит одинаково, хотя воспитателям обычно кажется, что они занимают в ней качественно особое место. Точно такая же история с проживающими в ПНИ и медперсоналом, который в ПНИ «всего лишь» работает по 8-10 часов в сутки. Ведь не случайно та воспитательница, по заявлению которой (как уверен Вася) он оказался в интернате 8 вида, живет сегодня в соседнем от Васи доме (в Капотне), в той же тяжелой будничной действительности.

И не очень-то честно получается, когда мы (которые снаружи) возлагаем всю вину за существование системы на тех, кто назначен надзирателем в этой тюрьме. Ведь тюрьма и ее правила всегда утверждается «всем миром» (просто не всегда это утверждение гласное и прямое): нашими ценностями, нашими негласными соглашениями, нашим не высказанным «лучше не видеть, а то слишком больно». Многие сотрудники ПНИ (тех самых ПНИ, в некоторых из которых буквально пытают) уверены, что действуют в интересах и по поручению «здоровой» части общества. Которая не хочет видеть грустное, несчастное, неидеальное. И если заглянуть в самую глубину сердца - так ли уж они не правы..?

Но это слишком большой разговор, чтобы уместить его в пару абзацев.

А фильм… Фильм – он другой. Простой и светлый. Как Вася.

И это тоже правда.

(Помотреть фильм "Васька" можно тут).
Ольга Николаевна Митирева

"Жить в твоей голове" (с), или о фильме "Жизнь Адель"

На новогодних каникулах в ночи посмотрела фильм «Жизнь Адель». Не ожидала, что трехчасовое повествование, снятое в жанре «повседневность, запечатленная любительской камерой», так увлечет. И дело не в откровенных сценах, отлично сыгранных Леа Сейду и Адель Экзаркопулос. Дело вот в чем…

Collapse )

Фильм «Жизнь Адели» про то, что любовь и влечение рождаются на «верхних этажах», а то, что находится у объекта ниже пояса, имеет второстепенное значение. И если человек необычен, а его личность многослойна, то анатомия приспособится, а сознание оправдает любые отступления от «нормы».

(Кстати, еще одна яркая иллюстрация этого постулата – фильм 1992 года «Жестокая игра» (The Crying Game) ирландского режиссера Нила Джордана).

Единственный козырь Адель – свежая юность. Это немало, но недостаточно, если хочешь оставить родную нору и уйти жить с птицами.
Эмма и Адель – как рисунок на игральной карте. Верхняя картинка – Эмма. Художница, любительница устриц, завоевательница. Нижняя – Адель. Полуоткрытый рот, блестящие пальцы и макароны в томатном соусе, крупные запястья, бегающий от неуверенности взгляд.

Этот союз был обречен с первой минуты, но тогда ни Эмма, ни Адель об этом, конечно, не думали. Та сцена, которая закончила эти отношения, была выплеском раздраженного пресыщения, хотя сама Эмма, возможно, искренне воспринимала свои чувства как ревность. Долгосрочные отношения – это непрерывный обмен (чувствами, мыслями, личными открытиями), и если у одного из партнеров нет ничего, кроме юности (а это товар быстро портящийся), то рано или поздно тот, у кого личность масштабней, захочет выйти.

Такие, как Эмма, влетают в жизнь как камень в окно. Стекло разбито, но теперь в душной комнате пахнет не только едой, но и морем. А шум телевизора перебивают незнакомые веселые голоса с улицы. И это того стОит.